Становление советской демографии

Великий Октябрь знаменовал начало коренных изменений в развитии народонаселения нашей страны. Уже в первые годы после победы Октября в.И. Ленин с особой силой раскрыл роль трудящихся масс как первой производительной силы всего человечества.

Первая мировая, а затем гражданская войны, интервенция деформировали демографические процессы и привели к хаосу несовершенную систему их дореволюционного учета. Отсутствие единой государственной статистики в дореволюционной России, как известно, значительно тормозило развитие статистических и демографических исследований.

25 июля 1918 г. Совнарком утвердил «Положение о государственной статистики». Ведение ее возлагалось на ЦСУ и его органы, в круг задач которых были включены: текущая статистика, статистические обследования и переписи, выпуск периодических изданий, сборников и монографий, установление контактов с международными статистическими учреждениями.

Создание советской государственной статистики положило начало советскому проведению переписей населения. Первая из них была проведена 28 августа 1920 г. Это была демографическо-профессиональная и сельскохозяйственная перепись с кратким учетом промышленных предприятий и учреждений народного образования.

В 1920-х – начале 30-х гг. советская демографическая статистика находилась под воздействием противоречивых тенденций. С одной стороны, все шире распространялась теория «отмирания» статистики в условия социалистического общества, замены ее только учетом. С другой стороны, к этому времени были подвергнуты серьезной критике взгляды на демографические процессы как на биологические. Все более утверждалось положение о том, что явления, входящие в сферу изучения демографии, отражают в первую очередь глубинные социально-экономические процессы.

Под влиянием этого научного подхода в системе государственной статистики были образованы отделы социальной статистики, которые включали демографическую статистику (воспроизводство населения и миграция), моральную статистику (преступность, самоубийства), статистику народного образования (школы, техникумы, ВУЗы) и статистику здравоохранения (здравоохранение, заболеваемость и смертность от отдельных причин).

В этот период возрос также интерес к изучению бюджета их времени. Инициатором и организатором большинства обследований стал видный ученый С.Г. Струмилин, возглавивший созданное в 1921 г. Центральное бюро статистики труда, которое явилось методически центром по изучению численности и состава рабочих, условий их труда и быта.

В демографической статистике советские ученые вели успешную борьбу с проявлениями мальтузианства и других реакционных теорий, настойчиво овладевали марксистко-ленинской теорией народонаселения. В статистике здравоохранения они боролись с односторонней оценкой буржуазными учеными санитарного состояния населения по показателю смертности и отстаивали необходимость комплексной его оценки. Санитарно-демографические исследования получили в 1920-е годы значительное развитие. В произведении этих исследований принимали участие такие известны ученые, как С.А. Томилин, А.М. Мерков, Г.А. Баткис, П.И. Куркин и др.

Исследования 1920-х – 30-х гг. показали плодотворность изучения населения с самых различных точек зрения. В.В. Паевский, выступая за создание Демографического института Академии наук СССР, говорил: «Только в таком научном учреждении, как Академия наук, возможно сотрудничество и авторитетные указания представителей столь разнообразных научных дисциплин, какие теснейшим образом соприкасаются с научной демографией здесь необходимо сотрудничество демографии с краеведением и медицинскими науками, с математикой, математической статистикой, евгеническими дисциплинами и с целым рядом дисциплин политико-экономического характера». Так, уже в конце 1920х гг. был поставлен вопрос о необходимости комплексного изучения проблем народонаселения.

В 30-е гг. учение о социально-экономических формациях прочно утвердилось в советской исторической науке. Но именно Б.Ц. Урланис применил это учение к демографической истории, сделал глубоко обоснованную попытку установить связь между темпами роста населения, с одной стороны, и характером общественной формации – с другой.

Проблем войн и населения стала в тот период предметом ряда серьезных исследований. Начало им положила книга Л.С. Каминского и С.А. Новосельского «потери в прошлых войнах» (М., 1947), в которой были рассмотрены данные с середины XVIII в до первой мировой войны. Демографическим потерям посвятила свое исследование А.С. Семенова.

Таким образом, к исходу 50-х гг. советская демографическая наука уже накопила некоторый опыт исследования проблем отечественной и зарубежной демографической истории.

Однако потребности дальнейшего развития науки не удовлетворялись тем состоянием изучения истории народонаселения, которое сложилось к тому времени. Они властно выдвигали задачу коренного поворота в разработке данной области знаний, привлечения к ней научного внимания и исследовательских сил. Эту тенденцию развития науки одни из первых правильно заметил В.К. Яцунский в своей статье «О некоторых отстающих участках нашей исторической науки», опубликованной в 1959 году. В ней ученый обосновал вопрос о необходимости ликвидации «отставания в области исторической демографии».

Это отставание он объяснял тем, что длительное время усилия советской исторической науки были направлены на разработку социально-экономической истории, классовой борьбы и ряда других первоочередных проблем. Нужно добавить, что немаловажную роль в недооценке проблематики истории народонаселения сыграли те негативные моменты, которые оказали в 30-50-е годы отрицательное влияние на развитие советской демографической науки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *