Редактор и К или Репка на новый лад

Ах, мы снова «утопаем» в традициях, а так хочется создать что-то новое. Но начнем все-таки традиционно. А ты, читатель, устаивайся поудобнее, сказку тебе предстоит слушать, да не простую, а золотую… Ладно, пора уже начинать.

Жил-был на свете редактор. Один, подчеркиваем, люди боялись его строгого взгляда, который видел все интересные события и самые различные сплетни, о которых мог поведать миру этот самый редактор. Ему даже прозвище дали «Змей-Горыныч» за его трехголовье. Первой головой он все телевизионные репортажи замечал, второй заметки в газеты строчил, а третьей на радио вещал. И был он самодовольным, думал: «Вот такой я один, вся слава мне достается». А заметки его, репортажи интересовали людей только в момент их прослушивания или прочтения, и на следующий день забывались. Они не удостаивались даже такой чести, чтобы быть рассказанными бабушками у подъезда.

И была мечта у нашего Змей-Горыныча сделать такой «прорыв» в СМИ, чтобы это надолго запомнилось. Думал он, думал как быть, кого снимать для ТВ, или о ком написать – не знает. Думал день, думал два, неделю, месяц – разболелись его головы. Слег бедный, как говорится, «сгорел на работе». Лежит он дома в кровати с головами перевязанными и слышит по радио объявление: «Внимание! Внимание! Всем! Всем! Всем! В наш город всего на час приезжает человек-оркестр, занесенный за свои достижения в книгу рекордов Гинеса!»

Вдруг вскочил наш редактор, выбежал из дома, сел в машину, да и поехал по указанному адресу, чтоб осуществить свою мечту написать что-нибудь типа супер-гупер. Приезжает, народу видимо-невидимо, не подступиться. Но Змей-Горыныч наш журналист был еще проворный, ловкий не по годам, пролез через толпу. А что делать не знает, головы болят и ничего не получается. Пригорюнился наш редактор. Подумал, подумал да и решил переступить через всю свою возвышенность и напыщенность над всем, да и давай звать о помощи, что материал пропадет, все не узнают об этом человеке, и рухнет Горыныча мечта о…

Зовет редактор оператора, у него прозвище было, по-моему, Всевидящий Объектив, точно не помню, давно это было. Ну прибежал оператор, радостный от того, что стал нужен такому важному лицу как редактор. Сняли они сюжет, получился какой-то серый, только человека этого уж слишком знаменитого и видно, толкотня одна и ничего не понятно. Никаких комментариев к происходящему. Ладно, зовет Горыныч журналиста, которого звали Золотое Перо. Пришел Золотое Перо, пораспрашивал у человека разных интересностей, материал стал живой, красочный, текст этот потом пошел во все газеты.

Тут журналиста осенило – по телевидению-то получилось все нормально, а вот в газете голый текст. Зовет тогда фотографа, ну того… как его, ну у которого все птички из фотоаппарата вылетают, Щёлк-Щёлк, во как! Прибежал фотограф, наснимал много кадриков, птичек понавыпускал. Газета и та удалась!

Понравилось Змей Горынычу так работать – вместе весело и нетрудно. Видит стоит в стороне кучка каких-то очень угрюмых людей, ну тех, которых в том царстве называли монтажеры, ведущие, верстальщики, корректоры. Он им кричит: «Давайте к нам, в наш супер-гупер проект! Чтобы он получился еще более удачным!»

Ну, что, читатель, рад за наших героев? Ты готов услышать: вот и сказке конец, а кто слушал – молодец. Нет, так легко ты не отделаешься, не зря же, вон посмотри, в последнем предложении стоит многоточие. Закончим послесловием. Тот человек, который оркестр, был занесен в книгу рекордов Гинеса уже за то, что выдержал этот натиск журналиста, фотографа, оператора, да еще и шестиглазый взгляд редактора. Тот газетный материал побил все рекорды популярности, был переведен на 768 языков других государств планеты. О нем до сих пор все еще говорят, не верите? Зря! Редактор наш выздоровел, и работал он потом не один, а в слаженной команде, которая стала как одна семья. И по сей день они все вместе: щелкают фотоаппаратом, включают телекамеры, задают вопросы, верстают газету.

А по ночам им снятся цветные сны о новых проектах, героях их статей. Только вот одна проблема – голова у редактора осталась одна, и теперь головы болят у всех членов этой большой и дружной семьи. Болят о том, как бы поведать миру о…

Завершаю! Дождались?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *